Беспокойная служба. Кропотливый труд...

16 мая открыли счет крупным неприятностям:
ДПМУ произошла авария вертолета МИ-8МТ, пилотируемого начальником разведки части, летчиком 1-го класса подполковником Хвостиковым Е.В. Экипаж, выполнял задачу по перевозке почты по маршруту: Гиссар – Куляб – Курган-Тюбе – Нурек – Гиссар. При заходе на посадку на стадионе одной из воинских частей в населенном пункте Куляб в момент зависания над центром площадки на высоте 15 – 20 метров вертолет начал самопроизвольный разворот влево. На действия экипажа по остановке вращения вертолета и ухода на второй круг вертолет не реагировал. В процессе воронкообразного вращения вертолет выполнил 3 оборота и первоначально ударился ЛНВ о землю с углом тангажа – 15 град., с правым креном 6 град. и шагом НВ 10 град., что подтверждается данными объективного контроля (падением частоты вращения несущего винта, синхронным изменением угла крена и тангажа), следами ударов ЛНВ о землю, характером скручивания хвостового вала инерционным моментом рулевого винта. В последующем движении вертолет с правым креном и небольшим углом на кабрирование ударяется о перекладину футбольных ворот хвостовой балкой в районе обтекателя ДИСС – 15 и далее лопастями рулевого винта колесом правой стойки шасси и носовой частью фюзеляжа о землю. В дальнейшем под действием инерционных сил, момента тяги рулевого винта, энергии амортизатора правой стойки шасси вертолет разворачивается влево на 180о и сталкивается с поверхностью земли левой стороной кабины и левой основной стойкой шасси. Подкосы левой стойки при этом не выдерживают удара и вместе с колесом подламываются под фюзеляж, а хвостовая балка отделяется по 2-4 шпангоутам. Экипаж отделался синяками и царапинами, а вот вертолет восстановлению не подлежит.


Собирается все высокое начальство КМС, и начинаются уговоры пообещать восстановить вертолет. За это в свою очередь обещают золотые горы, главное, чтобы вертолет сделал хотя бы один полет, а потом, дескать, мы его спишем. Но это мы уже проходили, по опыту знаю, что этого делать нельзя, поэтому тщательно осматриваю вертолет и составляю подробную ведомость дефектов и неисправностей. При этом картина становится еще более удручающей. Отдаю ведомость генералу, он хоть и летчик, но скрипнув зубами, понимает, что «медицина тут бессильна».


Пилот валит на отказ техники, якобы вертолет стал на посадке неуправляемым, поэтому для выяснения подлинной причины аварии приходится вызывать из Москвы летающую лабораторию.


Вместе с летающей лабораторией прилетает главный инженер авиации сухопутных войск МВО полковник Никонов Сергей Николаевич очень грамотный и приятный во всех отношениях человек. Поначалу получаю от него нагоняй, но позже, когда он разобрался с обстановкой отношения становятся деловыми и ровными. Летающая лаборатория работает неделю. Тщательно расшифровываются пленки САРП-12, выкладываются обломки вертолета. Никак не удается найти большой фрагмент лопасти рулевого винта и постепенно пилоты начинают поговаривать о том, что рулевой винт, видимо, разрушился при заходе на посадку, но данные объективного контроля и характер разрушений говорят о другом. В очередной раз прочесывая территорию, решаю заглянуть в расположенные вблизи стадиона казармы и штаб пехотного полка, чтобы поговорить с народом, может кто-нибудь что-либо видел во время посадки вертолета. Командира полка нет на месте, и я захожу к замполиту, и о чудо у него на столе лежит наш недостающий фрагмент РВ. Оказывается, его подобрали солдаты, а замполит забрал его себе в качестве сувенира. Разговоры о разрушении РВ прекращаются сразу, так как очевидно, что он разрушился от удара. Через 10 дней летающая лаборатория оглашает причину – неграмотные действия командира экипажа подполковника Хвостикова Е.В. при заходе на посадку. Технари вздыхают с облегчением – нашей вины нет.


Разбираем машину до винтика и все, что можно увозим на базовый аэродром «Гиссар».

 

28 июля 1994 года днем в простых метеоусловиях произошла поломка вертолета МИ-8МТВ-2, пилотируемого командиром звена летчиком первого класса майором Черемисовым А.Д.


Экипаж выполнял задачу по рекогносцировке и подбору посадочных площадок на озерах Искандер-Куль и Сарез. На площадке у озера Искандер-Куль (Н площадки = 2150 метров) в 10 часов 45 минут была высажена рекогносцировочная группа. Площадка имеет минимальные размеры, представляет собой участок дороги возле моста через реку, вытекающую из озера, вблизи расположено препятствие в виде высоковольтных проводов низко провисающих над водой. Вертолет на дороге мешал проезду наземного транспорта, поэтому было принято решение о перелете на другую площадку.
При выполнении взлета, командир вертолета не учел все факторы, влияющие на вертолет во время взлета, в результате вертолет произвел вынужденную посадку на мост через реку, вытекающую из озера. При посадке у вертолета были повреждены: подкос правого шасси, хвостовая опора, лопасти рулевого винта, обтекатель ДИСС-15, накопитель САРПП-12, рупорная антенна высотомера, створки грузового люка, оба подвесных топливных бака, полностью выведен из строя керосиновый обогреватель КО-50 и поисковый прожектор.


Причина: неграмотные действия командира звена майора Черемисова А.Д., выразившиеся в выполнении взлета без учета влияния ветра, высоты площадки и высокой температуры наружного воздуха, а также минимальных размеров площадки и близко расположенного препятствия.
Меня с группой ИТС забросили к месту аварии. Пять суток находились на альпинистской базе в горах Памира в 220 км от Душанбе. База расположена на берегу озера Искандер-Куль. Высота над уровнем моря 2150 метров. По легенде это озеро образовалось, когда по ущелью проходило войско Александра Македонского. Произошел обвал, который перекрыл высокогорную речушку. В Советское время отсюда осуществлялись высокогорные восхождения на знаменитые Памирские семитысячники (пик коммунизма, пик Корженевской, пик Ленина), прокладывались туристские маршруты, да и просто отдых на самой базе был замечательным. Теперь ничего этого нет. База медленно умирает. Зарастают травой и кустарником дорожки, территория захламляется камнями, скатывающимися с гор, ветшают коттеджи.


Нас 6 человек и мы должны восстановить вертолет МИ–8 МТВ-2, который летчик умудрился посадить прямо на середину моста через реку, вытекающую из озера Искандер-Куль. При посадке вертолет сильно поврежден. Правая стойка шасси висит на перилах моста над водой, а левая и передняя находятся на середине моста. Пробит правый топливный бак, повреждены КО-50, хвостовая опора, ДИСС-15, множественные пробоины обшивки фюзеляжа и хвостовой балки, деформированы антенны и порваны электрожгуты, левой нижней части фюзеляжа, сильно повреждены лопасти рулевого винта от удара о перила моста. Пилоту еще повезло, возьми он на пол метра правее или на полтора метра левее и бушующий поток горной реки не оставил бы ни от вертолета, ни от пассажиров и экипажа живого места. Двумя километрами ниже по течению водопад высотою метров 40, температура воды при этом +16 С. Скорость течения такая, что руку невозможно удержать против потока.


Красоты кругом сказочные. Отвесные скалы с одной стороны уходят прямо в воду, склон горы сверкает и искрится на солнце красноватыми блестками – это вкраплины граната. Говорят, раньше его здесь добывали. Июль-месяц, и на солнце днем температура за 40 0 С. Там, где расположена альпинистская база лес из тополей и заросли кустарников, здесь приятная прохлада в тени деревьев.





Работаем с пяти утра и часов до 10 -11, пока дюраль обшивки вертолета позволяет прикасаться к себе без ожогов, потом отдыхаем до 17 – 19 часов и снова работаем до «темнадцати». Вечером расслабляемся в процветавшем когда-то кафе, расположенном прямо на берегу озера. Место по сравнению с нашим местом базирования просто рай. Несмотря на сказочные красоты здешних мест все уже порядком надоело, устали от невыносимой жары и недостатка кислорода.


Вертолет к перелету на базовый аэродром мы уже собственно подготовили, ждем только, когда привезут рулевой винт и приедет большегрузный кран, чтобы снять вертолет с моста.


Периодически появляется местное мужское население. Приходя группами от двух до пяти человек. Враждебности не проявляют, спрашивают только, скоро ли мы уберем вертолет с моста, так как он перекрыл единственную дорогу к трем довольно большим высокогорным селам. Пройти к ним по мосту можно, а вот проехать никак. Наши вертолеты они знают. Мы часто привозим гуманитарную помощь, увозим беженцев, привозим переговорщиков, поэтому ссориться с нами им не выгодно. Трудности и у пастухов, овцы никак не хотят идти по узкому проходу, оставшемуся между основными колесами шасси вертолета и перилами моста, и только после длительных усилий нашей группы и пастухов, удается переправить отару с одного берега реки на другой. В общем, местное население относится к нам довольно доброжелательно. Прошло всего лишь три года с момента развала Союза, а население в горах уже успело изрядно пообноситься. Работы нет, живут натуральным хозяйством. Если прокормиться еще как-то можно, то одежду и обувь взять негде. Особенно сложно с обувью. У одного из пастухов на ногах подобие сандалий, подошва вырезана из старой автомобильной покрышки, привязывается к ногам веревками.


Утром четвертого дня привозят рулевой винт, крана нет. Руками вертолет с моста не снимешь, сколько бы не было этих рук. Принимаем решение просить кран у Таджиков. В 40 км от озера находится горный комбинат. В советское время на комбинате работали в основном русские, для них и был построен поселок. Как и почти все предприятия в Таджикистане комбинат не работает, но жилой поселок и почти вся инфраструктура сохранились. Отправляюсь на комбинат с очередной подошедшей к мосту машиной, которая не смогла проехать к высокогорным селам через мост.


Как ни странно руководство комбината на месте. Меня вежливо выслушивают, кивают головой, но помочь не берутся – нет дизельного топлива. Предлагаю заправить автомобили керосином с вертолета. Договариваемся, что на дорогу к месту аварии вертолета они как-нибудь наскребут солярки, а для работы и на обратный путь я заправлю им полные баки керосина. На всякий случай договариваюсь о двух кранах, потом оказалось это очень разумным. Краны придут на следующее утро и надо подумать о том как мне сегодня преодолеть 40 км назад к месту вынужденной посадки вертолета. Решаю, что лучше всех эту проблему сможет решить милиция и отправляюсь в местное отделение.


Отделение милиции похоже на маленькую крепость. Здание одноэтажное, вокруг него мешками с землей выложен бруствер высотой метра полтора. В бруствере сделаны амбразуры для стрельбы. Продумана оборона, если учесть, что вокруг здания открытое пространство, довольно грамотно.


Входная дверь открыта, но имеется вторая в виде решетки. На посту стоит, вернее, сидит на табуретке и дремлет сержант с автоматом. Представляюсь и прошу проводить меня к командиру. Сержант долго пытается дозвониться по телефону, потом выглядывает в коридор и кричит - зовет кого-то. На крик выходит начальник местной милиции капитан – таджик лет 32 и приглашает к себе в кабинет. Беседа затягивается, капитан постоянно вызывает к себе подчиненных, дает указания, отвечает на телефонные звонки, атмосфера немного натянутая из-за того, что я ни слова не понимаю по-таджикски. Примерно через час Искандер, так зовут капитана, предлагает пойти пообедать, я пытаюсь отказываться, мотивируя тем, что мне нужно как можно быстрее попасть к месту поломки вертолета, но он настаивает, говоря, что машины раньше чем через час все равно не будет.


Обедаем в столовой комбината - довольно симпатичном помещении. Стол накрыт на свежем воздухе под навесом. Рядом большое дерево, недалеко река, от которой веет приятной прохладой. Угощают традиционным пловом (когда только успели приготовить), много овощей, фрукты ну и конечно водка. На жаре водка не лезет в горло, но приходится пить, отказаться значит обидеть. Обед длится уже больше часа и, хотя Искандер приятный и грамотный собеседник, чувствую себя неважно. Ощущение такое, что он тянет время, тяготит неизвестность и невозможность что-либо предпринять. Наконец обстановка проясняется, подъезжает «Москвич» из него выходит старший лейтенант – зам. начальника милиции, быстро докладывает что-то капитану, тот улыбается и облегченно вздыхает. Оказывается, они делали обо мне запрос в Душанбе, где через КГБ и штаб коллективных миротворческих сил успели выяснить обо мне все, что хотели.


Искандер едет со мной к месту аварии, скорее всего из любопытства. Вполне естественно, что с персоналом базы и хозяином кафе он хорошо знаком, поэтому боевое содружество закрепляем до самого утра.


Утром в 9-00 приходят два крана с комбината. Оказалось, что грузоподъемность каждого из них немного меньше веса вертолета, грузоподъемность одного = 15 тонн, поэтому два как раз впору. Двумя кранами осторожно снимаем вертолет с перил и ставим его на середину моста, другие манипуляции двумя кранами невозможны. Вертолет уместился впритык, основные колеса находятся на пешеходных дорожках моста. Одним из кранов осторожно буксируем вертолет на правый берег реки. Основная часть операции завершена, к этому времени прилетает вертолет с базового аэродрома, привозит летчиков.


Навесить рулевой винт и лопасти несущего винта для опытных технарей под руководством начальника ТЭЧ майора Е.К.Ушакова пара пустяков. Через час вертолет готов к вылету. Перегоняет его зам. командира эскадрильи по летной подготовке – майор А. Залевский, опытный и грамотный летчик. На всякий случай никого больше в вертолет не сажаем. Взлет действительно сложный. Взлетать приходится в узком проходе между мостом и скалой, рядом проходит высоковольтная линия, да еще фактически сразу над рекой, где резко уменьшается подъемная сила. Этот фактор не учел летчик, посадивший вертолет на мост. Взлет проходит нормально, вертолет уходит на базу.


Мы прощаемся с Искандером, начальником турбазы и работниками кафе, с которыми успели подружиться. Искандер притащил в качестве презента живого барана, загружаем его в вертолет и забираем с собой – будет отличный шашлык.


Вряд ли довелось бы увидеть высокогорный красавец Искандер-Куль, овеянный легендами рядовому инженеру эскадрильи, если бы не растяпа-летчик, чуть не угробивший вертолет и людей на его берегах.

 

<<<НАЗАД                                                     ДАЛЬШЕ>>>